вторник, 22 мая 2012 г.

Theodor Kittelsen или в гостях у лесной сказки

В первый радужный майский день (что само по себе чудо: солнце наш норвежский край последние месяцы обходит стороной) мы оказались, благодаря детскому хору, в долине Sigdal, где в конце 19века жил-был художник один. Это он прославил своих друзей (а может свои ночные кошмары, что часто неотличимо), могучих и опасных троллей, и рассказал мифологическими рисунками, графическими зарисовками и пейзажными полотнами о Норвегии больше, чем любой фотограф с появлением обезоруживающей цифровой камеры. В каждом сувенирном магазине сейчас продаются открытки с изображением жутких существ, внедренных некогда Теодором Киттельсеном в массы:






 Картины почти не приносили ему денег. Любуясь Лофонтенами, куда сегодня мечтает попасть любой уважающий себя путешественник, а Киттельсен приехал как смотритель маяка, он писал попутно книги с говорящими названиями вроде "Жизнь в стесненных обстоятельствах" или "Колдовство", которое на материальную сторону бытия художника, увы, никак не влияло. Даже иллюстрации к причудливым норвежским сказкам, сделанные на заказ в Германии, не спасали от нищеты и чувства одиночества. Тем не менее, в активно развивающей технопрогресс Европе, отдаленной от всех природных существ и любой самобытности, эти рисунки популярны теперь едва ли не больше, чем портреты троллей:



Самой известной книгой Киттельсена считается "Черная смерть" об эпидемии чумы, затронувшей много веков назад ко всему прочему и Норвегию:


Вот для сравнения фото кровати с ночным горшком в доме -музее художника и порожденной травмированным сознанием кровати в период давно миновавшей чумы:



Однако, само место проживания Киттельсена развеивает все мрачные настроения. Если призраки жестоких к простым смертным существ и заходят сюда, то разве что в виде птиц и бьющего в глаза света вперемешку с ощущением детского счастья:




 Дети рисуют на мольбертах, поют на зеленых полянках, переодеваются в сказочных существ, слушают профессиональных сказочниц, в то время как противящиеся детству взрослые, расположившись в беседках и кучкуясь, пребывают в состоянии полузабытья:


забрали капризную девочку, переплавили в дружелюбного мальчика





Есть определенная магия в том, чтобы усесться на вершине холма и, вглядываясь в железную скульптуру шагающего мимо живописца, гадать, сопереживать Киттельсену в его тоске по родине:






Вернулся Киттельсен из Германии, посмотрел на родные поляны, горы и облака и подумал, конечно, что "не вернется он тогда в эти большие города"..




Комментариев нет:

Отправить комментарий